Цена Победы

В КНИГУ «ЦЕНА ПОБЕДЫ».

 

Воспоминания

участника Великой Отечественной войны 1941-1945г.г..

МУЛИНА ШАЙХЕНУРА ШАРХМУЛЛОВИЧА,

23 мая 1923 года рождения, уроженца деревни Урьяды

Актанышского района Татарии, образование высшее юридическое,

подполковник милиции, оперуполномоченный уголовного розыска,

дежурный помощник начальника РОВД, начальник медвытрезвителя

Первомайского РОВД г. Ижевска.

 

Эти годы забыть нельзя.

 

- 1 –

Нынче мне исполняется 86 лет от роду. Родился я 23 мая 1923 года в татарской деревне и в ней же закончил начальную школу, а семилетку – в соседней деревне Кузякино, за пять километров от родного дома. В сороковом году в деревнях начали выдавать паспорта и, после окончания семи классов, получив его, я уехал к своей сестре в город Красноуральск, устроился работать грузчиком на автомобиле. Когда началась война я вернулся в родную деревню, откуда в январе 1942 года меня призвали в армию. На фронт попал не сразу. Нас, сорок молодых парней из деревни, направили в город Новокузнецк в пехотное училище имени И.В.Сталина учиться на офицеров. Но из-за плохого знания русского языка нас, плохо говоривших по-русски, вскоре отправили в учебный пулемётный полк в город Багатоль в Красноярском крае и после трёх месяцев учёбы направили на Калининский фронт.

Ехали долго. В поезде на день выдавали на продпитание всего по три солдатских сухаря, размером с ладонь и кипяток. Всё запасное бельё, полотенца, даже вещмешки по пути променяли на продукты.

Наш эшелон остановился ночью в лесу перед разбитым немцами мостом за 120 километров до линии фронта. Выдали нам продовольствие и, нагрузившись, мы пошли на Запад, преодолевать эти сто двадцать километров. До линии фронта шли ночами, днём прятались от врага, немцы обстреливали нас и бомбили. Линия фронта проходила по реке Ловоль Калининской области под городом Холм. На западном берегу стояли немцы, на восточном наши войска. Здесь в пулеметной роте 164 стрелкового полка 33 стрелковой дивизии нам выдали оружие и прямо с марша бросили в окопы. Построили мы из подручных материалов оборонительный холм, оставив в нём отверстия для стволов пулеметов. Много раз вражеские пули попадали в эти отверстия, но к счастью никого из бойцов не задевало. Однажды снаряд разорвался прямо возле моих ног, но на удивление осколки пролетели мимо.

Два года был я на передовой со своим пулеметом Максим, до 1944 года таскал его у себя на спине. Наверное потому и остался живой. А может, удачлив был, потому что получил лишь несколько легких ранений и боевых позиций не покидал. Солдату не гоже жаловаться на войне на бытовые условия, хотя у нас с этим делом было, мягко говоря, не очень хорошо. Догонит полевая кухня – накормят. У кого нет котелков, в каску кашу доверху положат. Съел кашу и снова каску надел. Никто ведь не знал, когда накормят. А бои были каждый день и учились бить врага каждый день. Так что знак «Отличный пулемётчик», вручённый мне в июне сорок третьего, был заслуженным. Очень дорожу своей первой боевой солдатской наградой медалью «За отвагу», которую вручили мне в июне 1943 года, затем была медаль «За боевые заслуги».

Пятого февраля 1944 года уже в составе Северо-Западного фронта у станции Дно я получил серьезное ранение в подлопаточную кость. Был нам приказ выбить немцев из населенного пункта. Немцы поджигали в нём дома и при таком освещении в упор расстреливали наших солдат. Снаряд разорвался сзади и ранило меня в лопатку. На лошади повезли в палаточный медпункт. Было очень холодно, на раненых замерзала мокрая одежда, а кругом стояли крик и стоны.

После всех мытарств направили меня сначала в госпиталь для легкораненых, даже ставили в нём в суточные наряды. А у меня уже рука отнималась. Загноилась подлопаточная кость. Наконец, отправили меня в эвакогоспиталь в город Выкса Горьковской области. Там дважды мне делали сложные операции, скоблили под наркозом кость. В госпитале этом, после фронтовых условий, я как в рай попал – чистые постели, вкусная еда, тепло, забота медицинского персонала.

Не могу не рассказать о том, как заботились о нас фронтовые медики. После операции ко мне в палату зашёл доктор, подсел ко мне на кровать и долго разговаривал со мной. Потом спросил меня, чего бы мне хотелось поесть. Я попросил его приготовить мне на кухне свежей рыбы. На следующий день я, тогда младший сержант, угощался этой рыбой. Я до сих пор благодарен этому врачу, человеку с большой буквы, за такую заботу о нас раненых бойцах. Разве сейчас есть такие доктора?

Более шести месяцев находился я в этом госпитале. После выздоровления меня направили в учебный танковый полк в городе Горький. К этому времени нам стали поступать в порядке помощи американские танки и надо было нам научиться водить и воевать на этой иностранной технике. Обучали нас воевать на американских и английских танках. Экипаж танка состоял из пяти человек. Я был радистом и командиром орудия. Вскоре получили дополнительные танки из Америки и меня оставили в учебном полку – обучать других солдат.

Заканчивались очередные курсы обучаемых танкистов. Буквально на следующий день после получения приказа о выезде их на фронт нам объявили, что война с немцами победоносно завершилась. Нас перебросили воевать с японскими самураями. Вместе с с другими танкистами совершили мы беспримерный переход через кручи Большого Хингана.

На Забайкальском фронте японцы «подарили» мне осколочное ранение в переносицу. Но после всех этих событий я был награждён Орденом Красной Звезды.

Когда в 1945 году закончилась и эта война с Японией мы продолжали стоять на восточных рубежах страны на случай возникновения конфликтов. Получили танки «Клим Ворошилов» и Т-34. Их было всего семь машин. Зима в том году была очень холодной и чтобы суметь завести боевые машины мы сделали землянку для одного танка и топили в ней печь круглосуточно. А с иностранных танков поснимали башни и отдали машины в леспромхозы вместо тракторов.

В марте 1946 года командир 389 Гвардейского самоходно-артиллерийского Краснознаменного полка герой Советского Союза гвардии подполковник Букия вручил мне гвардии старшему сержанту Мулину медаль «За победу над Германией», а через три месяца и медаль «За победу над Японией».

В марте 1947 года меня демобилизовали и я приехал в город Ижевск. Устроился работать заготовителем на хлебозаводе. В этом же году Первомайский райком партии направил меня на работу в органы внутренних дел. Целый год оформляли меня на службу – такие были правила, - посылали запросы по всем моим предыдущим местам службы. После зачисления в милицию работал в горотделе милиции в уголовном розыске, потом в дежурной части Ленинского РОВД, был направлен в Омскую двухгодичную милицейскую школу, получил высшее юридическое образование.

По завершению учебы в милицейской школе с 1951 года продолжил службу в первом отделении милиции в Первомайском районе, вначале оперуполномоченным уголовного розыска РОВД, позднее в дежурной части отдела милиции. У оперуполномоченного тогда на одного приходилось до сорока уголовных дел в месяц, треть из них арестантские. Опер – он и сыщик, он же и следователь по этому делу.

В связи с необходимостью создания в районе медицинского вытрезвителя меня назначили начальником этого вытрезвителя. Два года пришлось плотно заниматься реконструкцией выделенного помещения и строительством здания медицинского вытрезвителя по улице Красной. В день открытия этого объекта министр внутренних дел республики объявил мне благодарность. Потом ещё в течение пяти лет я работал начальником этого вытрезвителя. Неоднократно приезжающие из Москвы руководители МВД отмечали наш медвытрезвитель как один из образцовых в Союзе.

В 1970 году по состоянию здоровья я уволился из органов внутренних дел в звании подполковника милиции. Но усидел дома без работы всего один год. В 1972 году Первомайский райком партии направил меня на работу в оборонно-спортивную организацию РОСТО-ДОСААФ и я возглавил районный Совет ДОСААФ. Надо было вновь создавать материальную базу организации. При энергичной помощи председателя райисполкома Николая Борисовича Мальцева было осуществлено расселение пяти семей из выделенной нам коммунальной квартиры и на её базе был образован спортивно-технический клуб. Оживилась работа и в первичных организациях ДОСААФ. Так, в школе №65 были открыты учебные автоклассы, построен спортивный тир. Стрелковый спорт стал популярным видом спорта в районе, начали проводиться многие соревнования по военно-прикладному многоборью, военизированные игры «Орлёнок» и «Зарница».

До 1982 года, в течение десяти лет, работал я председателем райсовета ДОСААФ. А после этого меня избрали председателем Совета ветеранов Удмуртской оборонной организации РОСТО-ДОСААФ.

Много у меня наград почётных и юбилейных. Но особенно я горжусь своим орденом Отечественной войны I степени. В удостоверении к этому ордену записано, что вручается он за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 40-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.

Об этом – о стойкости и мужестве советских воинов я и рассказываю на многочисленных встречах с сотрудниками милиции. Искренне желаю здоровья и стойкости всем фронтовикам России.

 

Ш.Ш.Мулин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В КНИГУ «ЦЕНА ПОБЕДЫ»

 

Воспоминания

участника Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.

БОЖЕДОМОВА СЕРГЕЯ АНДРЕЕВИЧА,

30 сентября 1923 года рождения, уроженец города Астрахани,

образование высшее – окончил Удмуртский педагогический

институт и Ленинградскую школу МВД СССР,

полковник милиции, за время службы в органах внутренних дел

работал в должностях оперуполномоченный, старший

оперуполномоченный, начальник секретариата МВД республики,

начальник отдела охраны общественного порядка МВД
Удмуртской Республики.

 

 

Защита Отечества - главное в моей жизни.

 

Моя жизнь, да не только моя, многих людей моего поколения, связана с защитой нашего Отечества. Я – ветеран Великой Отечественной войны 1941-1945г.г., участник Сталинградской битвы. После войны – тридцать лет отслужил в органах внутренних дел. Уйдя на заслуженный отдых, ещё десять лет работал в научно-исследовательском институте в службе собственной безопасности. Поэтому защита Отечества – является смыслом всей моей жизни.

Родился я в сентябре 1923 года в городе Астрахани, в самом южном городе на Волге, в семье кондитера и матери домохозяйки. Так случилось, что отца, как хорошего специалиста, назначили главным инженером кондитерской фабрики в город Грозный, на Кавказе. Вся семья, а это – мои старшие брат и сестра, отец и мать, переехала в этот красивый город. Там я успешно закончил среднюю школу. Шёл 1940 год. Наверное, взрослые уже чувствовали предгрозовые тучи наступающей войны. Но и мальчишки догадывались, что она не за горами. Я принял принципиальное решение – поступить в Астраханское военное авиационное училище, тем более, что оно находилось в моём родном городе. Вступительные экзамены в училище я сдал благополучно. Однако мандатная комиссия меня забраковала. Мне было всего семнадцать лет и три месяца. Призывать на службу меня было нельзя. Но я добился приёма у начальника училища. Видя мою настойчивость начальник училища принял решение на свой страх и риск и зачислил меня курсантом. Так сбылась моя мечта – стать авиационным специалистом.

Училище готовило штурманов и авиационных механиков на скоростные бомбардировщики СБ-1. На классных занятиях и на аэродроме много говорили о высоких лётных качествах этих самолётов. Хотя самолёт в это время назывался скоростным, он был фактически тихоходным, его скорость в полёте составляла всего 250 км/час. Но бомбовая нагрузка была приличной – около 2-х тонн.

В июне 1941 года началась Великая Отечественная война. Обстановка на фронтах была тревожной. Поэтому командованием было принято решение сократить сроки нашего обучения с 3-х лет до одного года и двух месяцев. Готовили нас и днём и ночью. Хотя трудно было, но мы терпели. В декабре 1941 года по приказу Верховного Главнокомандующего были созданы аэросанные части. Училище, наряду с подготовкой штурманов и механиков, стало готовить и этих специалистов.

В феврале 1942 года из выпускников ускоренного выпуска был сформирован отдельный бомбардировочный штурмовой полк, в составе которого был и аэросанный батальон. В числе двухсот выпускников в этот отдельный аэросанный батальон был зачислен и я.

Фактически это была авиация на земле. В том же месяце из Астрахани воинским эшелоном 38-й отдельный аэросанный батальон прибыл на Карельский фронт в город Пудож. В состав батальона входило тридцать экипажей аэросаней. Мне поручили командовать тремя из них. В каждом экипаже был командир и механик. В штабе воздушной армии нам были поставлены задачи по перевозке личного состава авиационных частей. Мы выполняли и другие задачи: перевозка и доставка лёгких стрелковых пушек и пулемётов, авиационных снарядов, бомб и патронов для скорострельных пулемётов Шпитального. Приходилось выполнять и другие задачи. В отдельные дни, наиболее подготовленные штурманы, вливались в боевые расчёты бомбардировщиков и осуществляли вылеты на бомбёжку наземных целей противника.

Осенью и зимой 1942 года очень сложная обстановка сложилась на Сталинградском фронте. В декабре 1942 года весь наш полк, в полном составе, перебросили под Сталинград. Наша воинская часть расположилась в сорока километрах от самого Сталинграда в городе Михайловка. Мы вошли в состав 16-й воздушной армии, которой командовал генерал-лейтенант авиации Кравченко. Это был смелый и мужественный командир и лётчик. Ежедневно он бывал в нескольких своих авиационных подразделениях и лично проверял состояние хозяйства.

Обстановка на фронте была очень напряжённой. С первых дней нам была поставлена жёсткая задача – организовать уничтожение техники и живой силы противника. По многу боевых вылетов в сутки стало нормой для молодых пилотов.

Уже на седьмой день полётов за успешное выполнение боевого задания меня наградили медалью «За боевые заслуги». Это была первая и самая дорогая для меня награда. Потом были и другие правительственные награды: орден «Отечественной войны», медали «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», медаль «Маршала Жукова» и другие. Всего у меня двадцать две правительственные награды.

После окончания войны я был демобилизован из армии в звании лейтенанта военно-воздушных сил и прибыл в город Ижевск Удмуртской республики. Я был членом КПСС и когда вставал на учёт секретарь РК КПСС предложил направить меня на работу в органы внутренних дел. У меня было приличное по тем временам образование: средняя школа и военное училище. Я был зачислен на службу в кадровый аппарат МВД, затем после трёх лет службы выдвинут на должность начальника секретариата министерства внутренних дел – прообраз нынешнего штаба МВД.

Но я понимал, что без высшего образования карьера может не сложиться, поэтому принял решение поступить на заочное отделение исторического факультета в Удмуртский педагогический институт.

В должности начальника секретариата МВД прослужил десять лет. По направлению МВД республики в 1958-1959г.г. я учился в Ленинградской школе МВД СССР. Затем был выдвинут на должность руководителя службы охраны общественного порядка МВД УР. Этой, очень сложной, многофункциональной службе милиции я честно и добросовестно отдал десять лет своей жизни и нисколько об этом не жалею.

Фактически это была огромная служба, вторая после службы криминальной милиции. В состав этой службы входили около двухсот участковых уполномоченных милиции, дежурные части МВД и всех горрайорганов, камеры предварительного заключения. В подчинении службы находились: батальон патрульно-постовой службы, конвойные подразделения, медицинские вытрезвители, два специальных приёмника-распределителя для бродяг и мелких хулиганов. Были отдельные взводы по охране банков и объектов советско-партийных органов.

Было много работы, на первый взгляд, незаметной. Но это было лицо милиции, которая постоянно, и в первую очередь, контактировала с населением. Мнение о работе всей милиции во многом складывалось от четкости, организованности, а главное соблюдения законности в работе наружной службы милиции. Население видело в первую очередь тех, кто нёс службу на улицах, в общественных местах. Частенько по тому, как действует постовой милиционер, оценивается работа всей милиции.

Очень важным делом всегда оставалось обеспечение охраны общественного порядка на массовых мероприятиях. Демонстрации, митинги, спортивные мероприятия, концерты – всё тщательно планировалось и контролировалось. Руководство республики также нередко посещало такие мероприятия, поэтому начальник службы всегда лично осуществлял организацию охраны.

Разные события случались в то время. При всех райотделах милиции имелись камеры предварительного заключения. Слабая их техническая укрепленность, ошибки, допускаемые при охране, приводили к нередким побегам арестованных. К розыску и задержанию беглецов привлекались аппараты уголовного розыска и службы охраны общественного порядка. Начальник уголовного розыска Герман Сергеевич Санников и я, как правило, в таких случаях вместе выезжали в подразделение и на месте организовывали розыск.

Однажды из КПЗ Камбарского райотдела бежали трое особо опасных рецидивистов. Ранее они уже были судимы: один за убийство, второй за разбой, третий за грабеж. Задержанные за новые преступления, они, воспользовавшись халатностью сотрудников, совершили дерзкий побег. В ходе розыска получили информацию, что беглецов видели в городе Нефтекамске. Розыскная группа решила, не заезжая в Камбарку, сразу поехать туда. Дороги через Каму нет. Надо идти пешком. Январь, мороз под тридцать пять градусов, не спасают даже полушубки. Оперативная группа из пяти человек во главе со мной через Каму шла по незнакомой местности. Кругом лёд, мороз и полыньи, возникшие в местах наиболее сильного течения. Один бог знает, как дошли мы тогда. Вот уж верно говорят в народе: «Не зная броду, не суйся в воду».

В Нефтекамске связались с башкирскими коллегами. Они тоже активно подключились и задействовали свои силы. Через три часа трое беглецов были уже в горотделе милиции. Отправили их всех обратно в КПЗ Камбарского РОВД.

Аналогичный побег произошел из КПЗ Увинского райотдела. Снова пришлось выезжать во главе группы сотрудников министерства. Здесь также бежали трое опасных рецидивистов. По связям установили несколько квартир, в которых могли появиться беглецы. Оставили там засады. В одном из домов на засаду поставили капитана милиции Рамзеса Ахмадеева и еще одного сотрудника. Во втором часу ночи у дома мелькнула тень, и преступник, перепрыгнул во двор. Зная, что к дому должен подойти ранее трижды судимый, Ахмадеев был начеку. Увидев засаду, преступник выхватил нож и бросился на Ахмадеева. Милиционер вынужден был выстрелить в преступника в упор из пистолета Макарова. Убил наповал.

Заключением прокурора Увы и республиканской прокуратуры применение оружия в этой ситуации было признано правомерным. За смелость и решительные действия при задержании опасного преступника капитану Ахмадеееву выдали премию в сто рублей.

Вместе с Германом Сергеевичем Санниковым и большой группой сотрудников милиции пришлось мне участвовать в розыске преступника, убившего участкового милиции Шахтарина в Завьяловском районе. Около месяца изучали обстановку на месте. Отработали каждый дом, каждого человека. Нашли преступника. Двухметровый лейтенант Шахтарин пользовался у народа авторитетом. Приговор преступнику был воспринят как должное.

Однажды начальник Алнашского райотдела доложил министру о том, что в районе обнаружена сибирская язва. Министр Иван Артемьевич Желнов немедленно проинформировал первого секретаря обкома и поручил мне отправить в помощь райотделу милиционеров из батальона. Через пять минут снова звонок: «Ты отправил людей? Почему до сих пор не отправил? Немедленно выезжайте. Сам будешь возглавлять».

Пятнадцать суток около шестидесяти милиционеров днем и ночью стояли вокруг фермы, пока не сожгли трупы животных и не захоронили их в скотомогильнике. Опасностей здесь было более чем достаточно, но все обошлось благополучно. Карантинные мероприятия были проведены вовремя.

В связи с некоторым ухудшением здоровья в 1976 году по заключению ВТЭК я оставил службу и ушёл на заслуженный отдых. Но отдыхать долго не пришлось. Меня пригласили на работу в Ижевский НИИ металлургической технологии на должность старшего инженера собственной безопасности, где я проработал еще десять лет. Как ветеран Великой Отечественной войны и органов внутренних дел я очень часто выступаю в подразделениях милиции МВД республики, школах, интернатах города Ижевска. В этом я вижу свою прямую обязанность: передавать молодым сотрудникам богатый опыт, накопленный за время моей долголетней службы в милиции.

Служба в милиции была опасна во все времена, но она почётна и привлекательна. Это моё кредо на всех встречах и выступлениях перед молодыми сотрудниками милиции.

Как ветеран Великой Отечественной войны и органов внутренних дел в мае 2005 года я был приглашён в Москву на встречу с министром внутренних дел РФ Р.Г.Нургалиевым. Она была очень содержательной и особенно памятной не только лично для меня, но и для других ветеранов со всей России. У меня имеется фотография этой встречи. Я её берегу, как зеницу ока.

Меня, как ветерана войны, радует то, что руководители Российского Государства Д.А.Медведев и В.В.Путин проявляют очень большую заботу о нас, ветеранах войны. Особенно это заметно в нынешнее тяжёлое для страны время финансового кризиса.

 

 

 

 

С.А.Божедомов, полковник милиции в отставке,

Заслуженный работник правоохранительных органов

Удмуртской Республики, Почетный ветеран

Удмуртской Республики, Почетный ветеран министерства

внутренних дел Удмуртской Республики.


(0 Голосов)